Временные семьи: как полярные первооткрыватели "женились" на аборигенках

Жены вместе с полярными исследователями не путешествовали, поэтому нет ничего странного, что те находили себе женщин на месте: эскимосок, чукчанок, якуток, юкагирок и многих-многих других. Причем, относится это равным образом и к иностранным первооткрывателям, и к нашим первопроходцам, будь то архангельские поморы или «сибирские» и «енисейские» казаки, что покоряли Дальний Восток.

Например, первопроходец Семён Дежнёв, открывший пролив между Америкой и Азией, был женат на якутской девушке Абакаяде — романтическая легенда повествует, как она родила ему сына по имени Любим и долгие годы ждала мужа из похода на Чукотку.

Примечательно, что интерес тут у них мог быть не только личным. Выгода такого тесного взаимодействия с местными женщинами заключалась в том, что те выполняли роль переводчиц: они довольно легко обучались русскому языку и помогали взаимодействовать с местными.

Так в марте 1651 года казачий десятник Пантелей Мокрошубов в послании якутскому воеводе упоминает «толмача юкагирскую жонку именем Малья». «Толмачами» на старорусском звали переводчиков. первопроходец Семён Дежнёв

Конечно, те женщины не были официальными женами, а скорее пленницами, которых держали при себе.

Казачий десятник Пантелей Мокрошубов в письме якутскому воеводе так поясняет положение юкагирской девушки — «а та жёнка ясырка, владеют ею многие люди, хто купит, тот и держит…». Тюркским словом «ясырка» называли тогда пленниц и рабынь.

Но, понятно, если мужчина вдруг начинал испытывать к женщине сильные чувства, то у них вполне мог получиться довольно крепкий и длительный союз. Правда, по-видимому, это было исключением. И возвращаясь домой, временных жонок с собой не забирали. А вот в процессе экспедиций, местные «жены» были очень полезны.

Например, первым из русских людей на реке Яне в 1638 году побывал казачий десятник Елисей Буза, ранее участвовавший в основании Якутского острога, будущей столицы Якутии. Однако, углубившись в документы XVII века, можно выяснить, что от Якутска до Яны и обратно — это более 4000 километров! — вместе с русским казаком Елисеем прошла «жонка якутская погромная». Казаки взяли её с собой в качестве переводчицы.

Старинный термин «погромная» в документах той эпохи означал, что женщина была захвачена в ходе боёв с аборигенами дальневосточного Севера.

Переводчицы были настолько ценны, что порой они становились предметом интриг и ссор казачьих отрядов.

Так в 1653 году «якутский служилый человек» Юрий Селивёрстов жаловался начальству, что Семён Шубин, начальник Среднеколымского зимовья, «не дал ему в толмачи юкагирскую бабу именем Алевайка». В жалобе указывалось, что «та баба прежде сего на море бывала и языки розные знает» и без неё поход с Колымы на Чукотку за «рыбьим зубом» удачным не будет.

Спустя три года знаменитый Семён Дежнёв писал начальству в Якутск, что его недавно созданный Анадырский острог остался без переводчицы, так как «толмача юкагирскую бабу Нюрку велено оставить на Колыме реке» с другим отрядом первопроходцев. «Без толмача не мочно розговорить иноземцов», — писал Дежнёв и просил вернуть ему переводчицу.

Не буду тут писать про них подробно, вот интереснейшая статья про погромных жонок сибирских первопроходцев, очень советую ее почитать.

Подобная традиция временных семей сохранилась вплоть до начала ХХ века. Конечно, женщины к тому времени уже не были рабынями полярных исследователей. Тем не менее, не факт, что сожительствовали они всегда добровольно и по любви. Гренландия 1880—1890 годы. Фотограф: Е. Пери. Из архива National Geographic. Мужчина-инуит согревает ноги жены. Гренландия 1880—1890 годы. Фотограф: Е. Пери. Из архива National Geographic. Мужчина-инуит согревает ноги жены.

Например, «в экспедициях Пири, как и во многих других полярных предприятиях того времени, порой устанавливались интимные отношения между участниками экспедиций и эскимосками. Учитывая различия в социальном статусе и возможностях, их часто можно рассматривать как форму принуждения. Подобно многим другим полярным исследователям, Пири и сам имел эскимосскую семью, которую бросил, вернувшись в цивилизацию» - Цитата из книги «Изнанка белого», Рамиза Алиева.

Или, например, Вильялмур Стефанссон, когда странствовал по Северо-Западу Канады, также обзавелся там временной семьей. Его гражданской женой была эскимосская швея Фани Паннигаблук. У них родился сын - Алекс. На какое-то время Стефанссон семью покинул, но во время третьей экспедиции снова сошелся с Фани, учил сына читать и писать. Он даже хотел забрать сына с собой, но мать была против. При этом публично Стефанссон никогда не упоминал о наличии у него эскимосской семьи.

Ну а напоследок расскажу о единственном известном мне (наверно их было больше, но я знаю лишь этот) случае, когда полярный исследователь создал настоящую семью с местной женщиной и не скрывал этого факта, что, в отличие от предыдущих ситуаций, очень импонирует.

vyzhivshie-v-arktike-neskolko-istorij-2.jpg

Это Лоренц Эдфред Петер Фрейхен – датский исследователь Арктики. В 1910 году он вместе с закадычным другом полярным исследователем Кнудом Расмуссеном основал станцию-факторию Туле. Поселился среди эскимосов и прожил у них с 1913 по 1921 год. За это время он женился на одной из их женщин - инуитке по имени Наварана Мекупалук.

Она родила мужу сына Мекусака Аватака Игимакссусукторангуапалука и дочь Пипалук Жетт Тукумингуак Касалук Палика Хагер - да, такие у них длинные имена.

Кстати, о внуке Фрейхена, инуите Питере, известно, что он избирался мэром Нуантсинака в Канаде с 1979 по 1984 год.

Брак этот длился десять лет (с 1911 по 1921 год), пока Наварана не умерла от «испанки». Потом он женился второй раз, на своей соотечественнице, но это уже была отдельная история.

Голосование

Голосование окончено Статистика голосования

 stars  509 голос.

Новые статьи

Ваш комментарий:
 

Мы используем файлы cookie, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая пользование данным сайтом, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie
Копирование материалов разрешено при указании активной ссылки на источник. Контент предоставляется на условиях лицензии: GNU Free Documentation License 1.3